?

Log in

No account? Create an account
Поствитализм, технологическое бессмертие, переход
Футурология
Recent Entries 
Сегодня, в 23-50, на канале Россия 2, в передаче "Программа на будущее" про заповедники и природу, можно услышать пару моих слов о поствитализме. Программу ведет, как всегда, наш (член Ассоциации) неутомимый человек будущего Д. Медведев.
Кто по ночам предпочитает спать, а не смотреть телевизор, ее (передачу) уже сейчас можно посмотреть на сайте - http://russia2.tv/video/show/brand_id/10967/video_id/270582.
Мое небольшое выступление начинается в районе 14 минут, 50 сек.

С теорией вероятностей не поспоришь – в космосе должно существовать множество цивилизаций значительно старше земной. А это значит, рассуждали зачинатели проекта по поиску внеземных цивилизаций (SETI), что эти цивилизации должны иметь несравненно более развитую науку, промышленность, осваивать космическое пространство и следы их жизнедеятельности при всем желании невозможно скрыть. Однако уже более полувека поисков безрезультатны. Космос безмолвствует. Этот парадокс пытались объяснить по-разному – от гибели гуманоидных миров в глобальных ядерных конфликтах, до кончины под грудой собственных отходов. Объяснения никого не удовлетворили – не могут же так погибнуть буквально все. Тут явно просматривается какая-то система. Очень хотелось бы задать старшим «братьям по разуму» вопрос – какая? Ведь фактически это и наше будущее. Но как спросить и как получить ответ астрономы не знают.

На самом деле мы уже задали и даже получили ответ. Однако смысл его стал понятен только сегодня…
Центральный тезис поствитализма гласит: любая разумная жизнь возникает на основе природной биологической жизни (вита), а затем, достигнув определенного уровня научно-технического развития, неизбежно переходит в искусственную, технологическую, «рукотворную» форму (поствита).

            Иными словами все биологические цивилизации, которые, разумеется, не гибнут до этого, обязательно сменяются принципиально иной формой существования разума – единой планетарной разумной сущностью «следующим разумным» («некст сапиенс», или поствитал, или «мега сапиенс», или кратко – Мегас). «Цель» такой смены в том, что технологическая жизнь существенно более защищена от неблагоприятных (природных, техногенных) воздействий по сравнению с эфемерной белковой жизнью. Физическая уязвимость виты делает прогноз ее достаточно длительного, по масштабам космоса, существования однозначно негативным, и переход в поствитальное состояние – единственный способ ее сохранения. Заметим, что гуманоидная цивилизация (все составляющие ее особи) в результате такого перехода прекращает свое существование, но не погибает, а переходит в новую поствитальную форму. Сознания миллиардов живущих на момент перехода гуманоидов-людей «перемещаются» в структуру поствитала, становясь его частью. Это называется Переходом. Он ждет и нас. И куда скорее, чем это может показаться.

Движущая сила – самосохранение

          Однако, что заставляет гуманоидов идти на такой, странный, на первый взгляд, шаг? Великая цель сохранения Разума? Ничуть. Это результат логической цепочки событий, главной действующей силой которой является вполне себе эгоистическое стремление всего живого к самосохранению, к «не-умиранию». Гуманоидная цивилизация достигает начала перехода тогда, когда ее наука раскрывает основные механизмы биологической жизни и начинает ими эффективно управлять, в частности «отключать» обязательное для всех биологических существ старение. Сегодня мы как раз подошли к этой черте. Совершенно незаметно для широкой публики, произошло событие буквально космического значения – земная наука достигла понимания всех основных механизмов функционирования жизни. Еще не понятны отдельные детали, но уже достигнуто «дно», ниже которого нет никаких принципиально важных физико-биологических явлений.…Окончательно прояснилось – старение биоорганизмов это не болезнь и не некий «износ», как изнашивается, например, автомобиль или пиджак, а накрепко «вшитый» в фундамент биосистемы механизм умерщвления отдельных особей, обеспечивающий смену поколений, как важнейшего элемента эволюционной приспособляемости. Обязательная смертность индивидов это плата за существование хрупкой биологии. Эта программа умерщвления записана в хромосомах. Отсюда несложный вывод – повлиять на старение, остановить его, или даже повернуть его вспять можно лишь воздействуя на клеточные информационные процессы, на структуру ДНК.

Биологическое бессмертие

          Но возможно ли отменить старение, а, следовательно, достигнуть биологического бессмертия? Опустим, по понятным причинам, здесь все, что касается достижений биологии, нанобиологии и генной инженерии. В качестве аргумента приведем лишь мнение главы одной известной сверхконсервативной и не склонной к пустым фантазиям организации. В 2010 г. папа римский Бенедикта XVI заявил: «Сопротивление человека смерти становится очевидным: люди постоянно ищут лекарство от смерти. Рано или поздно должно быть найдено средство… от нашей крайней обреченности – от смерти. Конечно, медицина бессмертия должна существовать. Наука будет способна, если не полностью исключить смерть, то отложить ее далее и далее…»Разумеется наука и практика тоже не стоят на месте. Как один из примеров – разрешение, выданное в 2012 году в Европе на использование метода Glybera для лечения наследственного дефицита липопротеинлипазы (ЛПЛ). Метод основан на применении модифицированных вирусов для внедрения в мышечные клетки здоровой копии гена ЛПЛ. Это, по сути, одно из первых впечатляющих практических применений биологических нанороботов (модифицированных вирусов) в медицинских целях. Т.о. земная медицина уже умеет работать с клеточными ДНК. Разве могут ли быть сомнения, что в ближайшем будущем мы услышим и о достижениях в борьбе со старением?

            Что даст победа над старением? Биологическое неумирание, биологическое бессмертие. Люди перестанут старится, болеть и умирать от старости. Будет ли это победой над «последним врагом» человека, смертью? Станет ли наша жизнь существенно лучше? Ничуть. Биологической бессмертие принесет новые проблемы, главной из которых будет человеческая… смертность. Ведь человек, как известно, не только смертен (от старости), но и внезапно смертен (от трамвая). Любой «биологически бессмертный» может погибнуть от пресловутого «кирпича на голову», в транспортной катастрофе, на пожаре, утонуть, или умереть от отсутствия пищи и воды. При увеличении продолжительности жизни, скажем, в 100 раз, во столько же увеличивается и вероятность гибели от несчастного случая. Математически – стремится к единице.Но это еще не все. Проблема смертности для «нестареющих» людей более глобальна, чем вероятность лишится жизни из-за несчастного случая. Совершенно реальными угрозами для них становятся опасности мало волнующие сегодняшнего человека. Такие, как катастрофические события планерного, космического масштаба – столкновение земли с крупным астероидом, наступление ледникового периода, взрыв близкой звезды, естественное угасание Солнца и т.д. То, что для нас является угрозами скорее умозрительными – «когда-нибудь, не при нашей жизни», – станет неизбежной реальностью для «биологически вечных», ведь все эти катаклизмы рано или поздно обязательно произойдут. Т. о. биологическое бессмертие способно лишь удлинить сроки существования гуманоидов, но не может принципиально решить проблему бессмертия личного сознания.

            Белковые тела слишком хрупки, эфемерны и не стойки к физическим воздействиям, температурам, излучениям. Им постоянно нужны особые вещества – пища, вода, кислород. Принципиальным решением этой проблемы является только одно – полный отказ от белков как основы жизни и переход на совершенно новую, небелковую, технологическую систему существования – искусственную поствиту.

Поствита

          Может ли быть создана такая жизнеспособная, обладающая сознанием и разумом поствитальная система? Принципиальных запретов не существует. А «интерес» гуманоида-человека в том, что бы переместить свое сознание, свою «бессмертную душу» в эту систему. Поствита будет создаваться как неуязвимое вместилище для человеческих сознаний, как средство реализации инстинктивной потребности человека-гуманоида неограниченно долго сохранять свое «Я». Возможно ли такое с научно-технической точки зрения? Еще раз повторимся – принципиальных запретов не существует. Наше тело всего лишь физический носитель, система хранения и обработки информации составляющей суть нашего сознания, «души». Таким образом, речь идет о создании поствиты, в которую сможет переместить свое сознание, свою личность человек. В этом, кстати, единственное решение проблемы возможного параллельного существования и некоей конкуренции искусственно созданного разума и человека.
          …По понятным причинам мы не описываем тут много интересных проблем – что представляет собой «следующий разумный», как будет происходить переход и т.д.

Заключение

…В заключение немного философии. Поствитализм дает простой и однозначный ответ на вопрос о «смысле» существования человека (Quo vadis?). Смысл этот в создании следующего разумного, в защите Разума как природного феномена. В переходе планетарной цивилизации на новую ступень развития.

Можно предположить, что природа создала разум как некий особый инструмент, для каких-то особых, пока не совсем понятных нам целей. И человек (гуманоид) это тоже инструмент, средство для создания поствитала-Мегаса, как дарвиновская обезьяна средство для создания человека. О чем-то похожем писал еще Ницше: «Человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком. Человек есть нечто, что должно превзойти. Сверхчеловек (читай – поствитал) – смысл земли». Но, возможно, что и следующий разумный это тоже не цель, а лишь инструмент для решения проблем, о которых мы сегодня можем только догадываться…

…Идеи поствитализма это далеко не академический интерес. Они открывают такое огромное поле проблем, совершенно практических, что становится ясно – мы сегодня на пороге невиданной революции-революций – научной, социальной, экономической, политической, гуманитарной. А революции без жертв не бывают. И к этому уже пора готовится.

…Все основные моменты поствитализма были изложены в моей монографии «Nano Sapiens, или Молчание небес» еще в 2005 году. Что нужно для того, что бы вызвать серьезный интерес к этой проблематике в России? Как всегда, совсем немногое – подождать, когда поствитализм переоткроют на Западе. Там люди тоже умеют думать – недавно «главные по тарелочкам» из SETI высказали предположение, что пятидесятилетние поиски следов гуманоидной жизни были ошибкой. Нужно было искать следы технологические.

Вышел третий номер Альманаха "Российский футуролог" - http://rofut.ucoz.ru

Готовится четвертый номер, посвященный, в основном, роботам и роботизированным системам в быту, на производстве, а военном деле.

Ждем ваших материалов по этой и другим темам! (kishinets@mail.ru)
31 марта состоялось совместное выступление членов российской Ассоциации футурологов Владимира Кишинца, Константина Фрумкина и Юрия Шушкевича в Доме ученых Пущинского научного центра. Инициатором нашей поездки в Пущино и «посредником» между Ассоциацией футурологов и администрацией Дома ученых выступила молодой научный сотрудник Ирина Алисова. Пущино, как известно, является одним из российских наукоградов, прежде всего в нем сосредоточены научные учреждения отделения биологии РАН. Так же в городе располагается Пущинская радиоастрономическая обсерватория. Поэтому публика была вполне изысканной — молодежь была представлена студентами пущинского филиала МГУ, старшие поколения- научными сотрудниками местных институтов.

Владимир Кишинец поведал собравшимся о том, как человечество перейдет в новую, "поствитальную" стадию существования, Константин Фрумкин — о глобальных переменах в человеческом мышлении под влиянием развития телекоммуникаций, Юрий Шушкевич — о том, как общественный строй в России может измениться под влиянием развития биотехнологий. Доклады прошли с большим успехом, и только строгость администрации, волевым решения завершившей встречу, прервала бесконечную поступавших от публики вопросов и реплик.

Видео запись мероприятия можно посмотреть здесь — http://rofut.ucoz.ru/index/videomaterialy/0-11#.

Отчет о мероприятии можно прочесть в статье Екатерины Бахановой «Историки будущего», опубликованной в газете «Пущинская среда» от 5 апреля: см: http://ia-pusch.mosoblonline.ru/userdata/archive/1333523812.pdf.

В конце встречи хозяева преподнесли Ассоциации подарок — специально написанный рассказ с подтекстом:

Не может быть
Завывающе-дребезжащим ноябрьским вечером начались перебои со светом — то потухнет, то погаснет. Потом еще и дождь хлынул, захлюпала-зажурчала по-за окнами струящаяся тьма.
Решил Семеныч себя побаловать: заварил крепкого чая, вырубил комп, достал свечку и уселся в кресло, найденное на помойке, читать книжку, найденную на мусорке.
Это был сборник стареньких американов, писавших в сороковые, изданный в шестидесятых. Про будущее. Один рассказ привлек внимание тем, что в нем описывалось примерно нынешнее время. Стал читать с интересом: киборги, бластеры, синтетическая еда, движущиеся тротуары, аэро такси... Ни ноутбуков, ни мобилы.
Вот это книжка — просто фантастика!
В предыдущем сообщении "Кого в России считают "Главным по будущему""  уважаемый k_frumkin продолжая тему о том, как формируется образ футурологии  в глазах населения, отметил странный выбор корреспондентом одного из издания, «экспертов по будущему». Вышло так, что «за будущее у нас отвечают: два художника, два богослова, трансгуманист и специалист по социализму».

 Уважаемый artem_kazhdy заметил по этому поводу:
«С другой стороны - ну а как удостоверить статус?
Точно так же кто-то может с усмешкой наши статусы перечислить, скажем, образовательные или профессиональные
».

 На что автор поста пояснил: «Я усмехаюсь не статусу как таковому. Наверняка, это хороший преподаватель религиоведения, хороший священник, интересный художник, и компетентный знаток марксизма. Только вот почему их сочли футурологами - об этом можно много культурологически размышлять, и тут уже без иронии не обойтись. А над нами не смеются - потому что нас не спросили))».

Мне захотелось возразить сразу обеим: все не так безнадежно, как считает первый и не так весело, как считает второй. И тема показалась интересной, раз уж мы именуемся соответствующей Ассоциацией, настолько, что решил вынести ее в отдельный пост.

 Ну, во-первых, если нет критериев удостоверяющих статус футуролога, то из этого можно сделать единственный печальный вывод – это означает, что и никакой футурологии нет. Однако, к счастью (?), критерии такие существуют. Они общие для любых видов интеллектуальной деятельности. Кто такой, например, писатель? Это человек, который самостоятельно сочинил хотя бы один (а лучше – больше) роман, рассказ, сказку.

 А вот человек, переписавший своими словами «Капитанскую дочку» Пушкина, как мы понимаем, не смотря на затраченные немалые усилия и красивый почерк, как раз писателем не является.  Физик-теоретик это не тот, кто закончил мехмат, а тот, кто написал хотя бы одну собственную теоретическую работу. Философ это не тот, кто преподает в вузе историю философии, а тот, кого сподобил Господь сочинить свою философию. И т.д.
 Отсюда простой критерий для футуролога – это не тот, кто себя так именует, не тот, что перевел иностранную футурологическую статью или даже пересказал своими словами много таких статей, а тот, кто написал хотя бы одну, но свою, оригинальную хоть в чем-то работу, заметку и т.д. о будущем. Желательно, разумеется, хорошую.
Таким образом, критерий прост: есть оригинальные футурологические работы – есть футуролог. Нет таких работ – ну, извиняйте… (О качестве их, конечно, разговор отдельный).

 Отсюда и вывод – рассуждающие, по случаю, о будущем художники, богословы, трансгуманисты и иные специалисты по социализму, как бы хороши они не были в своих качествах, это не футурологи. Есть футурологи и есть любители футурологии. Также как есть писатели и читатели, в чем последние для себя смертельной обиды обыкновенно не видят. (Есть, впрочем, есть еще и графоманы. Но это уже больше по ведомству душевных хворей).

Интересно, что западные наши коллеги умеют проявлять в таких вопросах сугубую щепетильность. Недавно посетившим их нашим друзьям из «2045» было вежливо, но однозначно замечено – спасибо, конечно, но неинтересно, ничего нового, оригинального мы не находим.
Простые обыватели, да и не только простые и не только обыватели, знают футурологию как известного рода заметки в СМИ с прогнозами о том, когда появится, наконец, квантовый компьютер (что-то загадочное), чайник, поющий оперные арии вместо свистка или будет создана космическая база на Луне. Дополнением к этим заметкам являются и обсуждения того, какие из предсказаний прошлых лет сбылись, а какие нет, что удалось предсказать писателям-фантастам, а где они промахнулись. Регулярно появляющиеся в канун Нового года или тогда, когда изданиям совсем уж нечего печатать, такие заметки сформировали в массовом сознании отношение к футурологии как к жанру веселому и несколько дурашливому.

На самом деле научная футурология, техническая и социальная, оказывала и оказывает на существование отдельного человека и всей земной цивилизации огромное, поистине судьбоносное влияние. Все достаточно значительные социальные, политические и технические проекты, первоначально возникают как идеи футурологические. А их реализация зависит от того, насколько умело и доказательно они сформулированы и в какой мере их авторам удается довести их до тех, кто в состоянии их реализовать. От того, насколько интеллектуально и идеологически подготовлены те, кто должен эту футурологическую информацию воспринять.
Крупнейшим социальным футурологом был К. Маркс, притом, что вся его футурологическая теория укладывается в одну фразу: дальнейшая история человечества будет формироваться при огромном влиянии классовой борьбы, борьбы между «трудом и капиталом». Так все и произошло. И не только, как это часто себе представляют, в России. Весь сегодняшний капитализм, все политическое и государственное устройство, вся реальная жизнь в «цивилизованных» странах сформировалась именно под действием этой борьбы. Капиталистическая система отнюдь не добровольно эволюционировала и эволюционирует в сторону гуманизации и большей социальной справедливости. Она изменялась и изменяется только тогда, когда существует достаточно серьезное давление «снизу». И она отнюдь не закончилась – и сегодня мы наблюдаем в странах Запада новый виток классовой борьбы проходящей под известным лозунгом «Захватим Уолл-стрит!», а в Греции, Испании и других странах без всякого названия, когда средние и низшие слои требуют серьезных социально-политических изменений и умерения аппетитов несколько заевшейся банковской системы. И нет сомнения в том, что в этой области будут происходить в самом ближайшем будущем определенные перемены. Во всяком случае, такие меры уже самым серьезным образом обсуждаются на всех властных уровнях многих стран.

Разумеется, и это относится ко всем футурологическим теориям, классовая борьба развивалась бы и без Маркса. Но ее особенности и сроки, а стало быть, и воздействие на миллионы и миллиарды людей были бы совсем иными, не поддержи его финансово и интеллектуально, как мы сказали бы сегодня, его спонсор Ф. Энгельс. Наверное, Маркс и без Энгельса написал бы кое-что на эту тему. Но скорее всего, издано это было бы мизерными тиражами и не привлекло бы внимания «конечных потребителей». С другой стороны мир сегодня был бы существенно иным, если бы Марксу удалось более убедительно донести свои идеи социальной революции до соответствующих центров сил в тогдашней Германии, а дело, как известно, там шло именно к тому. То ли не хватило убедительности, то ли не хватило у Энгельса средств на пропаганду. В любом случае это иллюстрирует важность  привходящих обстоятельств в футурологических проектах.

Однако не только социальная, но и техническая футурология оказывает колоссальное влияние на судьбы мира. Два самых значительных технологических проектов прошлого века – атомный и ракетный – начинались как проекты футурологические. О мощи атома писали в начале века многие фантасты, а о ракетной технике в России и в мире писали и К. Циолковский и другие авторы. Но, как было выше сказано, для реализации таких идей нужно уметь привлечь внимание центров силы, государственной власти. Привходящие обстоятельства сложились так, что крайне дорогостоящим атомным проектом удалось, с известными усилиями, заинтересовать сначала власти США, президента Рузвельта, а затем эту идею всерьез воспринял и Сталин. Гитлер, к счастью, не смог оценить этого футуропроекта, хотя, как известно, в 30-е годы именно Германия обладала наибольшими возможностями в мире для его реализации. Жутко представить себе, какой была бы наша история, если бы фюреру хватило интеллекта для понимания возможностей военного применения атома, а люди, продвигавшие этот проект в Германии, были бы более убедительны. Вполне, впрочем, «хватило» и того, что именно фашисты смогли оценить футурологический ракетный проект (в отличие от Сталина и Рузвельта) и создать к концу войны прообразы всех систем сегодняшнего ракетного оружия, от баллистических ракет, до ракет ПВО и ракет для подводных лодок. Страшно даже вообразить, к чему бы привело соединение в Германии тех лет обеих этих проектов.

Существует и множество других, менее драматических и значимых для судеб мира примеров значения оценки и внимания к научной футурологии. Хорошо известна история о том, как футурология Лысенко и его сторонников победила в России футурологию генетики. Многие сегодня видят в этом некую особенную злокозненность лично Сталина. Скорее всего, здесь все не так просто. Это, больше всего, пример сложной борьбы разных футуротеорий, в которой личность продвигающего идею имеет огромное значение. Лысенко, как можно сегодня судить, был весьма умелым пропагандистом. Но вполне мог бы и проиграть, ведь подвести любую идеологию под любую научную футурологию дело исключительно ловкости рук. В США, стране существенно более богатой, в таких случаях могут себе позволить финансировать начальную разработку практических всех новых идей, а лишь затем оценить их результаты. Мы же не можем позволить себе развивать одновременно все и вся. Поэтому и ценность футурологических оценок для нас существенно выше. Именно поэтому нам нужно не только уметь прислушиваться к новым идеям и уметь выбирать наиболее перспективные из них, но и всячески развивать футурологическую аналитику, без которой серьезная страна не может заглядывать в будущее. Тем более дело это не такое уж затратное.
Положительным примером тут является история с нанотехнологиями. Как сегодня достаточно широко известно, поистине гениальное предсказание нанотехнологий было сделано еще в 1959 году американским физиком Ричардом Фейнманом в его футурологическом докладе «Там внизу полно места» на Рождественском обеде Американского физического общества. Предсказание это настолько опережало технические возможности своего времени, что о нем весьма скоро забыли. Казалось бы навсегда. Однако постепенно, по мере развития технологий, после создания первых силовых сканирующих микроскопов, способных оперировать с отдельными атомами, идея, все еще оставаясь идеей футурологической, вновь возродилась, но уже на реальной технической основе.

Впервые на уровень серьезной государственной поддержки исследования в области нанотеха вывел, как известно, американский президент Клинтон. Интересно, что при этом, как отмечали наблюдатели, он даже не слишком понимал, что это такое. Однако природный ум и интуиция позволили ему оценить важность идеи и создать ряд государственных и около государственных структур, ответственных за развитие этого нового направления науки и техники. Весьма отрадно, что и руководство России достаточно оперативно отреагировало на эту футурологию подобным же образом. И сегодня, не обращая внимания на глупые шуточки наших тупых юмористов, на непрекращающееся улюлюканье невежд в интернете и на страницах СМИ, у нас, безусловно, как и в США ведутся интенсивные работы в этом направлении, правда, скрытее от глаз широкой публики за стенами секретных научных учреждений. И, сегодня как считают некоторые осведомленные эксперты, именно США и Россия, как и в середине прошлого века, будут основными игроками в этой новой технологической гонке.

Другой вопрос, что ни у нас, ни в Америке не обращается, пока, должного внимания на гуманитарные футурологические исследования того, к чему же приведет, в конце концов, нашу цивилизацию освоение этих новых технологий. При этом есть все основания считать, что результаты эти будут поистине грандиозными, не имеющими аналогов в истории развития человечества…
Как уже сообщалось 30 июня 2011 года прошел (с триумфом:) семинар "Поствитализм: теория технологического бессмертия". По моему выступлению силами энтузиастов было сделано видео в 5 частях.
Сегодня удалось выложить на YouTube и на моем сайте первые две части. Предлагаю их вашему вниманию.

Часть 1.



Часть 2.

1. Как правило, рассуждения о будущем, в том числе и о будущем государственности, отталкиваются от факторов, которые хорошо нам известны в настоящем. В то же время возникновение в ближайшем будущем некоего нового, глобального социально-психологического и экономического фактора, который сегодня не находится в поле зрения аналитиков, может перечеркнуть или существенно скорректировать будущую реальность.

2. И такой фактор все более явственно и закономерно вырисовывается в последнее время на горизонте. Речь идет о все более обретающем «кровь и плоть» факторе «технологического бессмертия» – идее о том, что в весьма близком историческом будущем новейшие научно-технологические достижения позволят вплотную подойти к радикальному продлению существования человеческой личности, вплоть до ее неограниченного существования, или фактического бессмертия, которое сегодня известно только в форме религиозных представлений.

3. В последние годы, благодаря заметным успехам в биологии и смежных дисциплинах, отмеченным в том числе нобелевскими премиями, такие перспективы не только становятся все более явственными, но и самым решительным образом начинают внедряться в общественное сознание. В большей степени это заметно на западе: совсем недавно на эту тему был вынужден высказаться даже глава католической церкви Бенедикт XVI: «Сопротивление человека смерти становится очевидным: люди постоянно ищут лекарство от смерти. Рано или поздно должно быть найдено средство не только от той или иной болезни, но и от нашей крайней обреченности – от смерти. Конечно, медицина бессмертия должна существовать. Наука будет способна если не полностью исключить смерть, то отложить ее далее и далее…».

4. Однако и у нас уже существуют некие группки людей, которые активно «исповедуют» (практически в религиозном смысле) идеи технологического бессмертия. Другие уже пишут письма Президенту с требованием создать для российского народа «бессмертное» тело. Отечественные олигархи, не слишком афишируясь, финансово поддерживают работы в области кардинального продления жизни. Не все эти действия согласуются с наукой, но факт остается фактом – через шесть лет после выхода в свет нашей монографии «Nano Sapiens…» идея технологического бессмертия, казавшаяся фантастикой, постепенно овладевает умами людей. И нет сомнений, что эта тенденция будет нарастать со временем.

5. Однако пока даже современные «стихийные энтузиасты» далеки от понимания истинных последствий и форм движения к технологическому бессмертию. Это будут столь значительные, столь необычные био-социальные изменения, что их последствия мы сегодня только начинаем осознавать и исследовать. Бессмертие – это не некое бессмертное тело, которое, по наивной мысли авторов писем к президенту, можно создать в лаборатории и надеть, как пальто. Все гораздо сложнее и глобальнее. Для обеспечения бессмертия необходимо создать совершенно новую не белковую, «не природную» жизнь, искусственную жизнь. Новые существа, в которые при этом воплотятся представители рода хомо сапиенс, не будут ничем напоминать нас, людей, а их общество будет отличаться от нашего больше, чем отличается от нас сегодня сообщество муравьев. Сегодня мы, люди, – результат развития природной биологической жизни, «виты». Наши исследования в рамках новой научной дисциплины – поствитализма, т.е. изучения предпосылок и последствий создания неприродной, поствитальной жизни, основы которой изложены в упомянутой монографии, свидетельствуют о таких изменениях.

6. Однако свое влияние на общество, на людей технологическое бессмертие будет оказывать (уже оказывает!) задолго до своей реализации. Начнется период кардинальнейшей перестройки сознания, поведения, нравственности, смена целей и смысла жизни. Произойдут невиданные изменения в социальной, экономической, политической сферах, которые сегодня видятся в форме ряда «синдромов».

7. Не вдаваясь в подробности, укажем как минимум три значительных «синдрома» периода перехода к бессмертию.

* Синдром первый – «новых старых». В упомянутой речи Папы Римского (его слова мы вынуждены привести в качестве аргумента, т.к. «в своем отечестве пророка нет») верно подмечены некоторые последствия грядущих успехов «медицины бессмертия»: «Давайте подумаем, что произойдет, если мы преуспеем не в исключении смерти, а хотя бы в отсрочке ее на несколько сотен лет? …Человечество необычно постареет, не будет места для молодежи. Способность к инновациям умрет, и бесконечная жизнь не стала бы раем ...». На самом же деле, как показывают наши исследования, ситуация будет еще более серьезной. Экономисты поймут, в каком минусе будет от этого экономика, какие потрясения это вызовет.

* Второй синдром – «сверхценности жизни». В этот период резко повысится ценность жизни для каждого человека. Рисковать жизнью ради любого материального интереса или ради «адреналина» станет «немодно». Престижно и важно для каждого будет дожить до бессмертия. Отсюда не только повышенное внимание ко всему, что относится к безопасности нашего насыщенного энергетическими источниками мира, но и существенное снижение желания перемещаться на транспорте, заниматься опасными для жизни и здоровья профессиями – шахтера, моряка, космонавта, летчика, водителя автомобиля, полицейского и т.д. Нет нужды говорить, что это так же отрицательно скажется на мировой экономике, основанной в том числе и на том, что людям свойственно в определенной степени рисковать жизнью, летая на самолетах, перевозя в бурном море грузы, добывая в шахтах полезные ископаемые, добывая нефть на буровых вышках в море.

* Третий синдром – «конца света». Этот синдром в дополнение к первым двум окончательно похоронит глобальную экономику. Дело в том, что новая цивилизация бессмертных не будет иметь ничего общего с нашей социально-экономической системой. Попросту говоря, не будет ни денег, ни финансовой деятельности, ни даже каких-то похожих понятий. Не будет вообще никаких личных материальных ценностей (наверное, легче всего в это поверить религиозным людям, которые знают – «на небесах» богатства нет). Когда люди осознают это, тяга к обогащению, к работе как источнику собственного благосостояния и благосостояния своих детей попросту исчезнет, станет бессмысленной. Экономическое, да и не только экономическое, поведение людей будет чем-то напоминать образ жизни сектантов, ждущих конца света. Как известно, они ничего не производят, а лишь используют созданные ранее запасы и молятся. Стоит ли говорить, что это окончательно добьет рыночную экономику. Люди будут вынуждены в лучшем случае вернуться во времена натурального хозяйства.

8. Разумеется, любые современные государственные системы в этот период будут неэффективны и немыслимы. Демократия и либерализм в этих условиях станут пустым звуком. Впрочем, как и диктатура и тоталитарное централизованное управление. Государства фактически атомизируются, разделятся на регионы, а система экономики станет похожа на нечто, напоминающее военный коммунизм начала прошлого века в России. Понятно, что слова «мировой кризис», «катастрофа», «апокалипсис» лишь в небольшой мере будут отражать состояние нашего мира в этот период. Необходимо будет находить совершенно новые, непривычные нам сегодня формы социальной организации. Перспективы необходимой при этом перестройки государственных систем выглядят просто ошеломляющими.

Исходя из изложенного, сегодня нам представляется более практически важным изучать эти возможные проблемы и способы их компенсации, чем рассуждать о перспективах «нравственного государства».

Разумеется, все вышесказанное – лишь весьма сжатое изложение «сменалогии», той части теории поствитализма, которая посвящена изучению проблем периода, предваряющего момент реализации технологического бессмертия.
Папа Бенедикт XVI перед пасхой 03.04.2010 заявил:

«Сопротивление человека смерти становится очевидным: где-нибудь люди постоянно ищут лекарство от смерти. Рано или поздно должно быть возможно найдено средство не только от той или иной болезни, но и от нашей крайней обреченности – от смерти непосредственно. Конечно, медицина бессмертия должна существовать. Сегодня также, поиск источника исцеления продолжается. Современная медицинская наука борется, если не точно исключить смерть, по крайней мере устранить столько, сколько возможный из ее причин, отложить ее далее и далее, продлить жизнь все больше. Но, давайте размышлять на мгновение, на что это действительно походило бы, если мы должны были преуспеть, возможно не в исключении смерти полностью, а в отсрочке этого неопределенно, в достижении возраста нескольких сотен лет? Это было бы хорошей вещью? Человечество необычно старело бы, не будет больше места для молодежи. Способность к инновациям умерла бы, и бесконечная жизнь не будет никаким раем ...»

Ссылка на оригинал на сайте Ватикана - http://www.vatican.va/holy_father/benedict_xvi/homilies/2010/documents/hf_ben-xvi_hom_20100403_veglia-pasquale_en.html.

Теоретизирование пока довольно поверхностное, явно Папа незнаком пока с основами поствитализма... :)


Схема, иллюстрирующая передвижение робота с условным грузом под влиянием добавленных молекул. В данном случае они заставили груз переместиться вправо (иллюстрация American Chemical Society).


Механизм, разработанный инженерами Оксфорда, представляет собой кусок синтетической ДНК, который двигается не просто автономно, а согласно инструкциям.

Шагающих молекулярных «роботов» исследователи собирают давно. Однако нерешённой задачей остаётся управление миниатюрным «существом», которое в будущем должно будет переносить груз к месту назначения.

Для того чтобы микроробот мог шагать по какой-либо поверхности («ножки» представляют собой одиночные нити из оснований ДНК), ему необходимы так называемые якорные точки (anchor points). За них он цепляется «лапками», сшивая свои и якорные основания в комплементарные пары.

Передвижение от одного якоря к другому инициируют так называемые топливные нити (fuel molecule). Они разрезают образованные ранее связи, после чего освободившаяся нога ищет следующее место для закрепления.

Ранее дорожку микророботу диктовали якорные точки, получалось, будто он двигается по карте. Теперь же Эндрю Турберфилд (Andrew Turberfield) и его коллеги придумали, как заставить молекулу двигаться направо или налево, согласно пожеланию свыше.

В своей работе они сообщают, что расположили две тропинки на расстоянии шести нанометров друг от друга. Затем в среду добавили топливные молекулы, которые были одновременно катализаторами передвижения микроробота и указателями маршрута (так называемые fuel hairpin).

Добавляя тот или иной тип нитей, можно отдавать микророботу команды, куда следует шагать в следующий раз, какую тропинку выбирать.

Кстати, в будущем молекулярные механизмы могут освоить и другой способ передвижения, на молекулярном автомобиле, например, а также начать принимать самостоятельные решения благодаря наномозгу.

This page was loaded Dec 12th 2017, 5:36 pm GMT.